Сохранить российскую цивилизацию — село

12.01.2016 || Источник Крестьянские ВЕДОМОСТИ

Совет по вопросам АПК и природопользования при верхней палате парламента призвал усилить внимание реализации федеральной программы «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года».

На сельские дороги выделят 7,5 млрд рублей.

Наболевшая тема вызвала горячую дискуссию. Первый заместитель председателя СФ Николай Фёдоров подчеркнул: «Для сохранения российской цивилизации ничего нет важнее, чем самочувствие российского села». При этом, отметил он, основная цель заключается в создании приемлемых современных условий для жизни и работы людей в сельской местности.

Министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачёв заявил:

«В 2016 году Правительство РФ увеличит объем финансирования на строительство дорог в сельской местности на 70% — до 7,5 млрд рублей, что позволит построить 680 км новых автодорог. Скажу прямо: это небольшая сумма. Справедливости ради: общий сбор за акциз на ГСМ с сельских жителей и сельхозтоваропроизводителей составил более 152 млрд рублей. Это в 20 раз больше уровня поддержки на следующий год. По возможности объем поддержки надо увеличивать, потому что без дорог развитие села невозможно».

Мероприятие, включающее комплекс мер по развитию сети автомобильных дорог в сельской местности, с 2015 года входит в состав Федеральной программы «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 гг. и на период до 2020 г.». В 2015 году на строительство дорог было предусмотрено 4,5 млрд руб.

Министр отметил, что для оперативной работы целесообразно по итогам реализации программы в 2016 году рассмотреть предложение Минсельхоза о консолидации ресурсов у госзаказчика — координатора программы – Минсельхоза России (имеется в виду возможность передачи функций государственного заказчика от Росавтодора Минсельхозу в отношении строительства дорог).

Это предложение министра было поддержано большинством выступающих, за исключением Григория Прокуронова, замруководителя Федерального дорожного агентства, который встретил идею без энтузиазма и заявил: «По нашим данным, ни одна администрация субъекта Российской Федерации не планирует передавать полномочия от органов дорожного хозяйства органам сельскохозяйственного управления».

Александр Ткачев с ним не согласился: «У меня другие данные, половина субъектов Российской Федерации как раз хотят сделать наоборот. Но справедливости ради надо сказать, что программа, безусловно, вызывает огромный интерес у территорий и по понятным причинам. И, конечно, это недопустимо, если мы даже те четыре несчастных миллиарда рублей на всю страну и около миллиарда, скорее всего, не освоим».

Первый заместитель председателя СФ Николай Федоров поддержал министра Ткачева и прокомментировал полемику так: «Тут, естественно, есть дисциплина правительственная, но мы находимся на заседании Совета по вопросам агропромышленного комплекса и природопользования при верхней палате Федерального Собрания. И мы ждем, чтобы любые представители правительства, министерства, агентства, службы были способны высказывать свое мнение, аргументировать его. Если они не способны высказать свою позицию, то это тоже для нас информация к размышлению, и мы эту информацию как-то будем транслировать дальше и на правительственных мероприятиях, и на «правительственном часе», и будем задавать вопросы, неприятные для членов Правительства. Это наша миссия, мы обязаны от имени общественности, от имени регионов Российской Федерации. Считать, что если ты — член правительства, то держишь там бога за бороду и все знаешь, и все только там будет решаться, это абсолютно не так. Правительство находится на обслуживании интересов страны, а не наоборот, по- моему».

Александр Ткачев конкретизировал:

– В новой программе, кроме направлений по жилищному строительству и развитию социально-инженерной инфраструктуры, предусмотрены также направления по грантовой поддержке местных инициатив сельских жителей и популяризации достижений в сфере сельского развития… В новой программе поддержка сконцентрирована там, где реализуются инвестиционные проекты и активно развивается производство. Для сельских жителей строятся дома, проводят газ и воду, открывают школы, детские сады, медицинские учреждения, клубы, спортплощадки. Только так, создав всю необходимую для качественной жизни инфраструктуру, мы сможем привлечь людей на сельские территории.

В 2015 году на финансирование программы было предусмотрено порядка 13 млрд рублей (это охватывает около 5% сельских населенных пунктов). В программе приняли участие 7 тыс. населенных пунктов из 82 регионов.

В связи с дефицитом средств в региональных бюджетах, доля финансирования из них в 2015 году снижена почти в два раза — до 30% (по дорогам софинансирование 95% из федерального бюджета, 5% из региональных бюджетов, а по другим мероприятиям 70% из федерального бюджета, 30% из региональных бюджетов).

Ткачев отметил, что программа по устойчивому развитию сельских территорий стимулирует инвестиционную активность на селе. Однако, ограниченные объемы финансирования не позволяют оказать поддержку всем активно развивающимся поселениям, поэтому стратегическим приоритетом является поступательное наращивание поддержки в этом направлении.

– Минстрой и Минсельхоз спорили по предметам своего ведения, – заявил замминистра строительства и ЖКХ Олег Бетин. – Не получалось. Сегодня нет таких противоречий. И мы готовы вместе работать. Скажу, что первым этапом стала разработка концепции развития сельского строительства. Общественное обсуждение на всех уровнях уже прошло. Сейчас концепция проходит шлифовку в Минсельхозе. Сутью концепции является создание сельскохозяйственного строительного кооператива «Россельстрой». Раньше на селе работы вел Минсельстрой, который включал в себя шесть тысяч стройорганизаций, два миллиона человек –районные, региональные, федеральные центры. Потом произошло укрупнение, износ мощностей, приватизация. И все.

Сегодня строительные организации между собой не связаны и работают по заказу в основном в городах, там, где платят деньги. С 1991 по 2014 год производство строительных материалов на селе сократилось в 10 и более раз. Воссоздание стройиндустрии является главной задачей. В чем проблемы? По программе устойчивого развития села ответственным координатором является Минсельхоз. Минстрой – ответственный за политику в сферах строительства. А вот промышленная стройиндустрия перешла в ведение Минпромторга. Каждое ведомство проводит свою политику. Поэтому необходимо наладить взаимодействие.

На селе теоретически можно возводить объекты без особых затрат времени, техники, финансов.  И Олег Бетин предложил: «Очень важно сейчас разработать индустрию местных строительных материалов. Вернуться не на старые технологии, а создать замкнутый цикл производства, разведку, добычу сырья, собственное производство строительных материалов, их применение и радиус где-то в районе 200 километров. Малоэтажное домостроение – это специфика сельского хозяйства. Вот здесь мы с коллегами обсуждали сейчас, кто сегодня занимается и деревянными, и сборными домами, и из местных строительных материалов. Вот это направление надо поддерживать». Замминистра строительства и ЖКХ для реализации задач предложил использовать возможности АО «Росагролизинг». «Это позволит осуществлять контроль за использованием средств и повысить доступность строительства объектов на селе для каждого региона».

«Задачи развития сельских территорий посредством лизинга можно решать эффективно», — согласился руководитель АО «Росагролизинг» Валерий Назаров. Он предложил подключить к строительству Агентство поддержки малого и среднего предпринимательства, которое сегодня занято лишь торговлей, куплей-продажей.

Председатель Алтайского краевого Заксобрания Иван Лоор обратил внимание, «что если в целом по России в 2014 году на развитие водоснабжения было выделено 2 млрд рублей, то в 2015 году только 1 млрд 300 млн рублей. Он предложил «увеличить финансирование программы устойчивого развития сельских территорий в части водоснабжения хотя бы до уровня 2014 года; обеспечить софинансирование мероприятий по водоснабжению из федерального бюджета для дотационных аграрных регионов по принципу 50 на 50». Лоор высказался за то, чтобы координатором дорожного строительства стал Минсельхоз.

Председатель комиссии по вопросам сельского строительства при Минстрое РФ Сергей Матырев предложил разумную идею: «строительные услуги приблизить к сельхозтоваропроизводителю, непосредственно к селянам. Концепция разработана на основе кооперации, объединения усилий сельхозтоваропроизводителей и сельских тружеников – всей активной части населения (юридические, физические лица). Там предусматривается инициатива снизу для того, что привлечь инвестиции».

Дороги, газ, вода – это инфраструктурные направления, которые нужно обязательно поддерживать, призвал законодателей глава Некрасовского района Ярославской области Николай Золотников.

По итогам заседания Правительству РФ и органам госвласти субъектов РФ направлены рекомендации, нацеленные на дальнейшее устойчивое развитие сельских территорий. Кроме того, в адрес Государственной Думы решено направить просьбу ускорить рассмотрение и принятие ряда проектов федеральных законов.

«Нельзя заставить человека поехать жить туда, где нет школ, больниц, нет условий, обеспечивающих достойную благоустроенную жизнь и свободное развитие человека. У сельских территорий мощный экономический потенциал, значение которого стремительно растет с учетом задачи по обеспечению продовольственной безопасности нашей страны», — верно заметил на заседании Александр Ткачев.

Справедливости ради отмечу, почти то же самое автор строк услышал весной 2012 года на первой пресс-конференции вступающего в должность аграрного министра РФ Николая Федорова, ныне первого заместителя председателя СФ. Сердце дрогнуло тогда от его душевных слов в поддержку жилищного и дорожного строительства, газификации сел и деревень.

С тех пор прошло 3,5 года – мало что изменилось. Разве что избы в деревнях больше скособочились, а иные деревни и вовсе исчезли с карты. Массовая оптимизация сети учреждений социальной инфраструктуры привела к массовому закрытию малочисленных сельских школ, детских садов, клубов. На заседании замминистра здравоохранения Дмитрий Костенников привел печальный показатель: «по данным 2014 года младенческая смертность на 1000 родившимися живыми в сельской местности составляла 8,6, в городе – 6,9». Виной тому низкая доступность первичной медицинской помощи.

По словам директора института экономики сельского хозяйства Ивана Ушачева, «при удельном весе сельского населения в 26% в сельских поселениях проживает 36% всех российских безработных и 39 процентов всех российских малоимущих… только за 2014 год село покинуло 138 тысяч молодых людей. Это бесспорно ставит под угрозу задачу обеспечения нашего рынка отечественным продовольствием».

Академик Ушачев прямо заявил: «Отсюда главный аргумент к тому, чтобы Минфин не командовал и не определял бы категорически, что нужно для программы устойчивого развития сельских территорий. После заседания Госсовета Президентом было дано поручение — скорректировать госпрограммы и нашу госпрограмму устойчивого развития сельских территорий. Вышло постановление правительства в январе этого года по корректировке, и в какую сторону скорректировали? На 46,6 миллиардов программа была сокращена. Наполовину из них это было за счет сокращения бюджетов регионов и одну треть внебюджетных. И более того, когда я узнал это, вообще опешил, оказывается, есть проект постановления правительства о том, чтобы сократить эту программу сейчас на 48,8 млрд рублей. В общей сложности секвестр 95 млрд рублей! О чем может идти речь, тем более инфляция, темпы инфляции какие у нас. Вот эти колоссальнейшие аргументы в нашу пользу, в пользу Министерства сельского хозяйства, мы всеми силами должны поддержать это».

«Регион дает столько средств, чтобы не умереть»

P.S. Летом побывал в моем родном Кикнурском районе Кировской области, объездил поля, хозяйства. И вот что мне поведали вятские труженики.

Глава администрации Кикнурского района Арабелла Шарыгина:

– Когда-то сельскохозяйственный район превратился в территорию, где в экономике преобладают торговля, заготовка и переработка древесины. Сердце рвется: исчезают целые деревни, некогда крепкие и многолюдные. Это происходит от того, что при принятии многих правовых актов законодатель почему-то ориентируется на крупные города, сильные и богатые ресурсами регионы. Сегодня район, скорее существует, а не живет. Закон о местном самоуправлении должен был разделить уровни власти. Предусматривалось, что на выполнение полномочий органов местного самоуправления будут выделяться необходимые средства, что бюджет будет формироваться «с низов», с учетом всех потребностей. На практике, средств выделяется только на 10-15% от потребностей. До тех пор, пока у муниципальных образований не будет финансовой самостоятельности, развития территорий ждать не стоит.

Регион дает столько средств, чтобы не умереть, но и жить так невозможно. С закрытием объектов социальной сферы уезжает из села молодежь. В 2010 году собственные доходы района составляли 24,1 млн рублей, в 2014 году – 28,3 млн рублей, но этот рост не покрывает потребностей. А об участии в федеральных программах и речи нет. Кто-то из чиновников решил, что мы – неперспективная территория, а значит не надо в нас вкладывать средства.

По итогам работы за 2014 год хозяйства района получили поддержку из разных видов бюджетов в сумме 1984 тыс. руб. В том числе по животноводству 55 тыс. рублей, по растениеводству 1929 тыс. рублей (федеральный бюджет – 1337 тыс. руб., областной бюджет – 592 тыс.).

В 2015 году на развитие сельского хозяйства страны выделили свыше 237 млрд рублей, а в сельской России, тем не менее, идет стон пахарей, животноводов, фермеров.

 Лесной предприниматель, глава ООО «Стимул» и ООО «Лидер» Анатолий Филимонов негодует:

– Как сельхозтоваропроизводитель, я не вижу, куда уходят эти деньги? Возмущает: депутат получает 400 тыс. рублей зарплаты, а комбайнер, которого в летний зной жрут комары и мухи, – 15 тысяч. Года два назад из-за нехватки средств хотели закрыть станцию «Скорой помощи» (добавлю, в одном из сел глава поселения смог найти деньги на топливо для очистки дороги от снега лишь до хлебного магазина, а на другие улицы не хватило – Авт.).

Не секрет, во многих деревнях России крупные фермерские хозяйства поддерживают на плаву социальную сферу. А вот что рассказал мне глава ООО «Братство» (150 овец маточного поголовья) Алексей Куликов: «Хочу уйти в тень, переоформить ООО в ЛПХ. Государство не заботится об агробизнесе. Зачем же я буду платить налоги такому государству, корпеть над отчетностью, терпеть частых проверяльщиков? Погектарная поддержка низкая. В 2014 году возмещение на одну овцематку составило порядка 10 тысяч рублей, в этом году, слышал, её не будет. Как развиваться малому бизнесу на селе? В кабалу к банкам не полезу – лучше сразу веревку намылить и на шею. У меня есть Родина, но не приемлю государство, в котором вольготно живется олигархам, а не крестьянам».

Такие вот настроения в сельской глубинке России. По признанию одного главы сельского района, «мы порой действуем как партизаны в поисках средств для развития территорий, потому что до царя далеко».

Дать бы возможность простым труженикам сельской глубинки России выступить на гостелеканалах, обратиться напрямую к президенту или пригласить их на заседание вот такого Совета по вопросам АПК и природопользования при верхней палате парламента. Банки, холдинги в центре внимания правительства, гребут под себя деньги. Да еще регионы зажимают средства, отпускаемые Минсельхозом сельхозтоваропроизводителям.

Селяне изверились в помощи государства.

Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские Ведомости»

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ

Количество просмотров этой страницы — 1044