ХХVII съезд АККОР: вернуть деревне радость и достаток

15.02.2016 || Источник Крестьянские ВЕДОМОСТИ

12 февраля 2016 года 800 делегатов и гостей из 70 регионов страны обсудили на пленарном заседании ХХVII съезда фермеров России ключевые вопросы: недоступность кредитных ресурсов, повышение эффективности господдержки, трудности сбыта, административное давление, рост цен и тарифов естественных монополий, земельные проблемы, развитие сельских территорий..

Настроение делегатов было приподнятое. Вчера руководители департаментов главного штаба отрасли обещали поддержку предпринимателям. Вот и сегодня на форум прибыли первый заместитель Министра сельского хозяйства РФ Е. Громыко, председатели аграрных комитетов Совета Федерации и Госдумы Г. Горбунов и Н. Панков. Они оживленно разговаривают в фойе конференц-зала мэрии Москвы с руководителями органов АПК субъектов РФ, с известными учеными, фермерами.

Не успеваем отбиваться от контролеров

Президент АККОР Владимир Плотников в докладе был решителен и конкретен:

– В прошлом году фермеры снова увеличили производство зерновых. Урожай составил 27,5 млн тонн. Увеличилось и производство подсолнечника. Сегодня фермеры дают третью часть его общероссийского производства. КФХ показали наивысшие темпы роста производства молока – более 6%.

Но эти показатели учитывают результаты труда не всех фермеров. Хозяйства многих наших коллег имеют статус ООО, СПК и т.д. и называются, к примеру, «ООО «Крестьянское хозяйство Егоров», «СПК КФХ «Сергеев В.В.» и т.д. Они как были, так и остаются фермерами, но их продукцию статистика к фермерской не относит. Она идет в раздел сельхозорганизаций. И считается, что фермерская доля в производстве составляет всего 10%.

А на самом деле весь фермерский уклад, с учетом малых и микропредприятий произвел 52% зерна, 58% подсолнечника. Картофеля произведено почти вдвое больше, чем в крупных сельхозпредприятиях. Фермеры вместе с ЛПХ содержат 69% поголовья КРС, включая 73,5% коров, 94,7% овец и коз. А нам уже 15 лет все говорят о каких-то 10 %!

Казалось бы, фермерам должны быть созданы самые благоприятные условия. А как на самом деле? Вот официальная статистика: только за прошлый год в стране было вновь создано почти 29 тысяч КФХ. Можно только радоваться этому, но при этом закрылось 30 тысяч КФХ. На 1 января 2016 года в стране насчитывалось 215218 хозяйств. А за 4 года закрылось 93 тысячи фермерских хозяйств. Куда же они деваются?

Как ни парадоксально, многие из них уходят в ЛПХ. Главной причиной Плотников назвал невыносимое административное давление. Фермер не успевает отбиваться от контролеров, отчетов. То надо срочно провести аттестацию рабочих мест. Не успел закончить с аттестацией, как наехали экологи – срочно обновляй экологический паспорт. Дальше – разбирайся с налоговиками. Потом приехали транспортники. Проверяют тахографы. А за ними ветеринары, тоже проверяют, начиная с бродячих собак и кончая теплым санпропускником в соответствии с требованиями 1986 года. А тут еще оформляй путевой лист на перевозку крупногабаритных и тяжелых грузов и согласовывай в областном ГАИ маршрут движения. Новая напасть – надо лицензировать даже незначительные объемы хранения навоза и помета, которые относят к веществам 3-го класса опасности.

И такая карусель изо дня в день! И везде поборы, и за все плати! Кошмарят не только действующие хозяйства, но и начинающих фермеров. Не успел крестьянин получить грант – плати налоги. Начинают наезжать многочисленные инспектора и контролеры.

В результате люди вынуждены отказываться от грантов, и даже квартиры продают, чтобы вернуть их. Такие вопиющие случаи уже имели место в Ленинградской области, Краснодарском и Ставропольском краях.

Все эти наезды — не отдельные случаи, они начинают приобретать массовый характер. Этот пресс давит на фермеров всё сильнее. И самое печальное, что все эти проверяющие и контролеры имеют мандат государства и действуют от имени государства. Вот именно поэтому многие фермеры вынуждены переходить в ЛПХ, спасаться там. И таких сегодня по стране – тысячи. Сегодня проблема административного давления – самая ключевая. Эту проблему отметили 97% опрошенных АККОР хозяйств.

Сжег стерню – получи поддержку

Президент АККОР сообщил: в среднем только 15% фермеров получают погектарную субсидию. По стране же картина пестрая. Скажем, в Омской области погектарку получили 47% фермеров, а в Дагестане – 0,2%. В Бурятии – всего один фермер. В регионах установили фильтр, чтобы отсеивать фермеров. Вот обращение из Петровского района Ставропольского края – там в прошлом году увеличили число обязательных документов для получения поддержки на 1 га с 8 до 12. Требуют даже справку об отсутствии фактов сжигания стерни. И за каждой справкой надо ехать в район, а то и область. В результате – в 2014 году из 82 фермеров района получили поддержку 38 человек, а в прошлом – всего 19. Освободившиеся средства пошли на поддержку крупным.

«Наше предложение: убрать все эти ограничения и предоставлять всего два документа: первый — заявка на получение субсидии и второй — отчет по итогам года, подтверждающий использование земли, – подчеркнул докладчик. – Надо повысить размеры поддержки на 1 га, и главное – ввести региональный коэффициент на природно-климатические условия. Уровень поддержки в Краснодарском крае не должен быть выше, чем в Оренбургской или Вологодской областях».

В прошлом году государство пошло на увеличение поддержки — на гранты молодым фермерам в бюджет было заложено 3,2 миллиарда. На 2016 год планируется 3,9 млрд. Идет увеличение и на программу по семейным фермам – с 3 млрд до 3,4 млрд рублей. Рост есть, но все равно – средств крайне недостаточно. На все семейные фермы России выделяется столько же средств, сколько на один-два крупных животноводческих комплекса. В прошлом году заявок набралось уже на 25 млрд рублей. Грант достается одному из 10 желающих.

Есть поучительный опыт некоторых регионов, в частности, Татарстана. В республике действует механизм поддержки ЛПХ: если в хозяйстве есть три коровы – крестьянин может написать заявление, что через 3 года увеличит поголовье до 8 коров, и получает 200 тысяч рублей. Такая политика дает реальные результаты. В прошлом году малые хозяйства произвели 53,8% всей сельхозпродукции.

Сегодня проводится жесткий курс на допуск к инвестиционным проектам исключительно крупных сельхозпроизводителей. Критерии отбора инвестпроектов определяет приказ Минсельхоза №318, по которому по молочному животноводству принимают проекты ферм минимум на 400 коров. На эти проекты выделены десятки миллиардов рублей.

Но статистика за последние 5 лет говорит: в сельхозорганизациях, несмотря на всю поддержку, есть спад по коровам на 460 тыс. голов, а у фермеров — прирост на 400 тыс., в среднем за год по 80 тысяч коров. Надо снизить порог с 400 коров хотя бы до 50, подготовить типовые проекты – и будет быстрый реальный результат по молоку.

Такая же история по теплицам. 90% овощей производят ЛПХ и фермеры, но предписано рассматривать проекты площадью более 3 га. Надо снизить хотя бы до 1 га и упростить порядок прохождения проектов — будет реальная отдача.

Есть программа строительства оптово-распределительных центров, она тоже ориентирована на крупный бизнес. Но есть великолепный пример в Новгороде. Там успешно работает такой центр на 15 тыс. тонн. Создали его фермеры на кооперативной основе, подтянули ЛПХ. Хранят, моют, фасуют продукцию. Наладили поставки в сети, обеспечивают Новгород и другие города. Вот такие центры и надо строить, а мы занимаемся гигантоманией, заявил Плотников.

ЦБ — установить лимит для кредитования фермеров

По опросу АККОР о недоступности кредитных ресурсов говорят 90% фермеров. На субсидии по кредитам расходуется порядка 40% аграрного бюджета. Но эти средства в основном опять идут крупному агропроизводству. Мегафермы набрали кредитов уже на 2 трлн рублей. А малому агробизнесу достаются крохи – порядка 0,7 процента. Более того, кредитов вообще не дают, а если дают, то под огромный процент – в прошлом году они доходили до 20% и выше.

Необходимо, чтобы Центробанк совместно с другими банками определил лимит на кредитование малого сектора АПК. Справедливой будет квота в 30%. Сейчас разработан новый механизм краткосрочного кредитования, который предусматривает выделение кредитов под 5% годовых и компенсацию банкам выпадающих доходов. Но его надо запускать не с 1 июля, а сейчас, чтобы сработал уже в посевную кампанию.

Все в этом зале чувствуют, насколько остро стоит проблема обновления сельхозтехники. Техника старая, только на ремонт ежегодно расходуется 65 млрд рублей. А запчасти дорожают, по некоторым их видам цены за год выросли в 5-7 раз. Как результат – не удается выполнять работы в лучшие агрономические сроки. Нужно увеличить объем компенсации производителям сельхозтехники, которая идет на ее удешевление.

Сегодня страховые компании защищают собственные интересы, а не крестьянина. Не удивительно, что только 2% КФХ пользуются услугами страхования. Да и сельхозорганизаций застраховано всего 13%. «Считаю, – это приговор нынешней системе агрострахования, – заявил докладчик. – Может быть вместо того, чтобы латать тришкин кафтан, лучше обратиться к международному опыту, в частности Казахстана, где действует механизм обязательного страхования с государственным участием».

Стоимость ГСМ, электричества, газа, минудобрений, запчастей, транспортные тарифы растет значительно быстрее, чем закупочные цены на сельхозпродукцию. Никто не может объяснить: почему в Ярославской области в прошлом году сельхозтоваропроизводители платили 5,7 рублей, а промышленные предприятия 2,5 рублей за один киловатт, в Курской области — 5,6 и 2,5?.. Надо разобраться на государственном уровне и решить этот вопрос.

Какая будет цена на ГСМ, на технику, на удобрения – неизвестно. Какая будет цена на выращенную продукцию – неизвестно. Правила меняются каждый год. О долгосрочных прогнозах по ценам, по конъюнктуре рынка – остается только мечтать. Но сеять все равно надо, и крестьянин, опять будет своим трудом прикрывать все прорехи нашего законодательства, нашего управления.

Один из главных факторов низкой доходности – диспаритет цен. А потому его устранение должно стать приоритетом для государства. В первую очередь рост цен и тарифов на продукцию естественных монополий не должен превышать уровня инфляции. Второе: обеспечить, чтобы тарифы по электроэнергии для сельхозтоваропроизводителей данного региона не превышали тарифы для промышленных предприятий, либо тарифы для сельского населения. Третье: подключение сельхозтоваропроизводителей к сетям осуществлять на бесплатной основе.

Торговые сети главнее Минсельхоза, главнее власти?

Колоссальные трудности со сбытом испытывает почти каждый производитель. И первая состоит в том, что условия диктуют торговые сети. Они — главнее Минсельхоза, главнее власти, подчеркнул Плотников. Именно торговые сети определяют аграрную политику, решают, у кого брать продукцию, а у кого не брать и по какой цене. К примеру, наценка на яйца 50% — и только за то, чтобы расставить их на полках в торговом зале. То же самое по овощам, фруктам, другим видам продукции.

В результате цены на продовольствие только за прошлый год выросли на 20%. А для фермера цены на прежнем уровне и даже упали. Лук, картофель – значительно дешевле, чем в прошлом году. А прибыль сетевых супермаркетов «Лента» выросла на 30%, «Магнита» — на 24,5%. Стоит ли удивляться, что всесильные торговые сети успешно блокируют рассмотрение закона о торговле, призванного ослабить их диктатуру. Не бедствуют и переработчики. Плотников привел пример: надбавка при переработке молока компании «Данон» во Франции составляет в среднем 11%, а в России – 40%. Спрашивается, на каком основании?

Фермерам остается одно – развивать собственную инфраструктуру сбыта – сельскохозяйственную потребительскую кооперацию. Но здесь топтание на месте. Минсельхозом принята Программа поддержки кооперативов, но, как заявил докладчик, финансируется она чересчур скромно – в 2015 году 400 млн рублей. Это менее чем 0,02% от федерального бюджета на АПК. В 2016 году сумма увеличена до 900 млн, но, понятно, что и этого мало для решения проблем кооперации.

Сейчас идет подготовка Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в РФ на период до 2030 года. АККОР предложил записать в нее: к 2030 году охватить различными формами сельхозкооперации до 50% субъектов малого агробизнеса. И этот показатель весьма скромный. В странах Европы он достигает 80-100%. А столыпинская реформа дала России около 50 тысяч кооперативов, объединявших 14 миллионов крестьян. И тогда Россия, к примеру, занимала 1 место по экспорту сливочного масла, а сегодня – мы лидеры по его импорту.

На вчерашнем совещании самая длинная очередь к микрофонам была при обсуждении вопросов о земле. Порядка в земельных отношениях по-прежнему нет. Сегодня здесь процветают разного рода дельцы, аферисты, рейдеры, которые при попустительстве или соучастии местных властей крушат законы и насаждают свои понятия о земельных отношениях. Для них земля – объект спекуляции – скупить подешевле, продать подороже или пусть пока земля полежит.

А каков результат? У значительной части фермеров земля как следует не оформлена, они работают на свой страх и риск, на птичьих правах. Многие арендуют. Но когда завершается срок аренды, вопрос решается далеко не в пользу фермера. Сколько мы убеждаем — если фермер работает на арендованном участке, купил технику, скот, взял кредиты – продлите ему аренду без всяких торгов. И это должно быть принято на законодательном уровне. Все понимают, но решение снова и снова откладывается. В стране пустуют огромные площади, но подступиться к ним невозможно.

Приоритет в земельных отношениях отдается так называемому крупному инвестору – богатому и щедрому на подачки. Его ждут как манны небесной. Ему готовы отдать всю землю – и бесхозную, и хозяйскую. Да и само законодательство зачастую потворствует таким действиям. Земля становится еще более недоступной для крестьян.

Государство загоняет КФХ и ЛПХ в угол

Дискуссия была горячей. Председатель АККОР Курской области Юрий Подтуркин выразил беспокойство дискриминационной политикой банков по отношению к МФХ, высокими процентными ставками, сокращением допофисов Россельхозбанка и Сбербанка, что затрудняет доступ к кредитным услугам. «Сегодня банки уподобляются сберкассам по сбору коммунальных платежей», – подковырнул фермер. Он также призвал Минсельхоз противодействовать попыткам приватизации Россельхозбанка.

Известный калужский фермер Александр Саяпин заявил:

– Для меня как, хозяйственника, лейкоз коров – не болезнь. Государство, приняв технический регламент по лейкозу, должно взять на себя расходы по диагностике и ликвидации заболевания, включая лабораторные исследования и компенсацию за выбывающее поголовье; распространить субсидирование создания ферм на проекты от 100 до 400 коров (эта категория хозяйств сейчас выброшена из господдержки); убрать НДФЛ с индивидуальных предпринимателей, глав КФХ. Сегодня для юрлиц налог на прибыль – ноль, а для глав КФХ – 13%; исключить двойное обложение пенсионными взносами КФХ-юрлицо (сейчас глава КФХ платит взносы в ПФР со своей зарплаты и еще фиксированный платеж как глава КФХ).

Псковский делегат Александр Конашенков был категоричен: «Государство загоняет в угол ЛПХ. Убойных пунктов нет, издевательство — заставлять фермера везти барана на убой за 100 км в соседний район. Надо ограничить размеры сельхозугодий – исходить из количества животных. Из всех видов господдержки оставить только погектарную, увеличив её, при этом учитывать климатические условия. Банки должны конкурировать между собой, бегать за крестьянином, а не наоборот».

Зал взбудоражило выступление Николая Соина, председателя Крестьянского союза Московской области:

– АККОР не дорабатывает с Госдумой, надо вносить поправки в закон о КФХ, активнее добиваться разрешения строить фермеру дом на своих сельхозугодьях. АККОР слабо работает с Минсельхозом, должен перестроить свою работу с Россельхозбанком, настойчиво отстаивать свои интересы в «Единой России». Пора навести порядок в использовании земли. Ведь как бывает – проехал владелец поперек поля и заявил, что участок используется. Надо повысить налог на землю в пять раз! Затраты фермера на электроэнергию – грабеж! Наука и производство движутся в разные стороны. Не нужна наука ради науки, нужны отечественные семена! Надо больше средств вкладывать в создание и развитие информационно-консультационных центров, как принято во всем мире. Они должны стать связующим звеном между производственниками и учеными.

Валерий Ефремов, президент АККОР Саха (Якутия) выступил за строительство убойных цехов в Якутии, которая занимает пятую часть территории России, в ней 450 деревень, между ними сотни км. 50% продукции остается в республике, остальное надо реализовать в других регионах. Надо увеличить сумму поддержки кооперации.

Председатель Кубанской АККОР Виктор Сергеев подчеркнул: «30% земли находятся у фермеров, которые производят 28% сельхозпродукции края. Это 4 млн т зерна, 1 млн т сахара, 90 тыс. т молока. В 20 районах КФХ производят более 50% зерна. Между тем, фермеры вместе с ЛПХ получают не более 15% от господдержки, направляемой в Краснодарский край, а все остальное достается крупному бизнесу. Нужна коррекция государственной политики в отношении фермерства».

Слушая выступления делегатов, невольно склоняюсь к мысли: а ведь об этом уже говорилось на предыдущих съездах. Но многие предложения фермеров, АККОР ответственные за АПК руководители в Правительстве и Минсельхоз РФ проигнорировали. Вдохновляют слова министра Александра Ткачева, сказанные во время рабочей встречи с участниками форума: «Фермерство – будущее России». Надеюсь, они не останутся пустым звуком.

Е. Громыко: животноводство возродится через средний и малый бизнес

Первый заместитель министра сельского хозяйства РФ Евгений Громыко отметил, что сегодня фермеры больше ориентированы на производство растениеводческой продукции, ее доля составляет 78,5%, им необходимо сосредоточить свои усилия и в области животноводства. «Мы надеемся, что животноводство возродится через средний и малый бизнес. Темпы его прироста должны стать гораздо выше, поэтому новые направления, о которых мы говорим, в том числе, экстенсивное мясное скотоводство, традиционное для России, должно набирать обороты», — подчеркнул Евгений Громыко.

Он отметил, что все меры господдержки, оказываемые в 2015 году, сохранены и на 2016 год. Гранты получили более 4,5 тыс. хозяйств в 79 субъектах РФ. Также оказывается поддержка развитию оптово-распределительных центров. «В 2016 году объем поддержки сельскохозяйственным потребительским кооперативам увеличен в 2,5 раза — до 1 млрд рублей. Нам нужна отлаженная система кооперации. Ассоциации следует активнее работать в регионах, теснее сотрудничать с Минэкономразвития, Роснано» — отметил выступающий.

Он обратил внимание региональных властей на необходимость проведения совещаний совместно с представителями фермерства. Рост производства в КФХ в 2015 году составил 27%. Доля фермеров в объеме валовой продукции сельского хозяйства — 10,8% (в 2014 году — 10%). Доля производства сельхозпродукции крестьянских хозяйств и хозяйств населения в некоторых регионах превышает 70%.

Объявить 2017 год – годом крестьянина, годом российской деревни

В последние время у нас принято объявлять какую-либо значимую проблему главной в году. 2016 год – год кино, прошлый был годом литературы. Были год культуры, год семьи. Спору нет, эти проблемы очень важны. «Но, думаю, пришло время объявить следующий год – годом крестьянина, годом российской деревни. Нужны объединенные усилия ученых, писателей, общественных деятелей, всего общества по спасению деревни.

Это общенациональная проблема и решать ее надо сегодня. Завтра может быть поздно, – заявил президент АККОР Владимир Плотников и депутаты поддержали его.

Классик русской литературы Валентин Распутин точно сказал о крестьянстве, что оно — символ России, ее опора. «С него начиналась Русь, им она и жила». Сегодня фермерский уклад способен на деле сохранить и возродить российскую деревню, чтобы она наконец-то обрела надежду, распрямилась, чтобы в нее вернулись радость и достаток.

Председатель Ассоциации фермеров и крестьянских подворий Татарстана Камияр Байтемиров:

– На малые формы хозяйствования (МФХ) в Татарстане направляются 9% господдержки, остальное идет «крупняку». И это при том, что МФХ производят 54% сельхозпродукции. И на нашем съезде в республике я подниму вопрос, чтобы из сводной ведомости Минсельхоза РТ МФХ были выделены не менее 30% средств. Впервые в РФ Госсовет РТ принял закон о поддержке ЛПХ – уже отпущены средства. Но когда на съезде АККОР сказали, что с регионов будут снимать софинансирование, то у меня закралось сомнение – фактически это приведет к снижению финансирования сельского хозяйства. И еще: если малый бизнес на селе будет развиваться такими темпами, то для реализации поручений президента потребуется 100 лет!

На съезде подняли земельный вопрос, но конкретного решения нет, нет соответствующих правовых актов. Нужно создать инфраструктуру оборота земли, Земельный кооперативный банк. Необходимо наладить механизмы по выделу паевых земель. Для этого создать Резервный фонд, чтобы и наши дети имели земли. Парадокс: 30-50 млн га пустуют и в то же время многие ФХ не могут получить земли. Минсельхоз РФ должен разобраться в этом вопросе и распорядиться заброшенными угодьями.

Гендиректор АККОР Тульской области Вячеслав Андриянов:

– Много раз участвовал в съездах и заметил: принимаемые решения остаются на бумаге. Взять земельный вопрос. Наблюдается монополизация аграрного сектора. В Тулу идет «Мираторг» и даже крупные хозяйства заволновались. Начинает холдинг со 100 тыс. га, собирается откармливать 420 тыс. свиней. А если аппетит разыграется, то сколько земель потребуется? Как получить землю начинающему фермеру, если для этого надо пройти через аукцион? У нас есть фермеры, которые выиграли гранты и не могут получить землю. Надеюсь, в резолюции отразят эти вопросы.

Председатель правления Союза фермеров, кооперативов, ЛПХ Крыма Андрей Суслов:

– После воссоединения Крыма с Россией разрешена продажа земли, идет перерегистрация прав собственности в соответствии с российским законодательством. Бесплатная приватизация земельных участков продлится до 1 января 2017 года. А с января этого года отменен мораторий на продажу паев земель сельхозназначения. Они стали предметами сделок. Многие фермеры пользуются землей, арендованной у пайщиков, и не успевают заключать с ними новые договоры аренды. Для перерегистрации требуется предоставить большой пакет документов. Сама процедура сложна и занимает много времени. Фермеры опасаются, что землю скупят агрохолдинги, а они останутся ни с чем. Необходимо внести поправки в законодательство с тем, чтобы приостановить на время продажу земли на полуострове. А когда этот процесс начнется, создать земельные банки, чтобы фермеры могли взять кредиты, а затем рассчитываться и с банками, и с пайщиками.

Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ

Количество просмотров этой страницы — 1913