Наши агрохолдинги самые гигантские, а толку?

21.01.2015 || Источник Крестьянские ВЕДОМОСТИ

«Зеленая неделя» в Берлине не смогла затмить другое событие, Гайдаровский форум в Москве, который претендовал на то, чтобы дать ответы, куда двигаться нашей экономике. На форуме была председатель Аграрной партии Ольга Башмачникова, которая выступала на дискуссии «Интеграция сельского хозяйства в продовольственные цепочки: российская практика и международный опыт». Она делится с нами своими впечатлениями:

– Модератором секции была Наталья Шагайда – директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС. Выступления основных докладчиков касались значимых для России вопросов: на что делать ставку в аграрной политике - на агрохолдинги, семейные фермы или средние по размеру устойчивые предприятия; какова роль холдингов в мировой экономической структуре сельского хозяйства, каков международный опыт интеграции крупного и малого бизнеса.

Интересные факты и цифры приводились по международному опыту, презентованному Дмитрием Рылько - генеральным директором Института конъюнктуры аграрных рынков, Цви Лерманом – профессором факультета сельскохозяйственной экономики и управления Еврейского университета Рехвот, Веллингтоном Мюллером Буекасом - секретарем посольства Бразилии в Москве и Карлосом Да Силва - главным экономистом по агробизнесу Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций.

Выступающие сделали акцент на то, что интеграция и укрупнение сельского хозяйства сегодня является международной тенденцией. Однако масштабы ее невелики и имеют определенную специфику. Так в Америке с 1985 по 2014 год произошло укрупнение среднего размера землевладений в руках одного хозяйства с 250 до 500 га.

Следует отметить тот факт, что количество существующих в мире агрохолдингов незначительно, средний размер землевладения крупного вертикально интегрированного предприятия не превышает в основном 2,5 тысячи га. Единичное присутствие крупных комплексов прослеживается в отдельно взятых странах, таких, как США, Аргентина, Австралия, Бразилия. Причем их спецификой в отличие от российских гигантов, аккумулирующих огромные по размерам земельные угодья, является так называемая «не полная» интеграция, когда первичный этап сельскохозяйственного производства является самостоятельным бизнес- процессом, реализуемым семейными фермами. Именно последние интегрируются в крупный бизнес либо посредством сервисной кооперации, либо посредством «контрактации» - системы жестких долгосрочных контрактов на реализацию продукции с переработчиками или закупочными компаниями.

Данные контракты предполагают интересные для фермера условия, а именно – достойные цены, что позволяет производителю вести постоянное или расширенное воспроизводство, а интегратору (верхней компании) иметь постоянный источник сельскохозяйственного сырья заданного качества. Определенное качество также обеспечивается контрактацией, поскольку закупка продукции сопровождается обеспечением фермера консультациями, технологиями, семенным и материалом, животными и т.д.

Таким образом, в мире складывается две системы интеграции: одна выстроенная сверху или контрактная, другая выстроенная снизу кооперативная. Элементы полной интеграции присутствуют лишь в свиноводстве. В США таких крупных предприятий всего два, хотя на них и приходится значительный объем производства, оба, по словам Цви Лермана, имеют серьезные «зеленые» проблемы.

Структура сельскохозяйственной экономики США по отраслям показывает, что:

  • в птицеводстве преобладают семейные хозяйства, интегрированные в систему контрактации;
  • в мясном скотоводстве преобладают семейные хозяйства;
  • молочное животноводство представлено семейными хозяйствами, интегрированными в системы сельскохозяйственных обслуживающих кооперативов;
  • выращиванием пшеницы занимаются семейные хозяйства, интегрированные с кооперативными или коммерческими элеваторами и мукомольными заводами.

На форуме приводились интересные и поучительные факты эффективного роста сельского хозяйства Бразилии. В 2014 году данная страна увеличила объем поставок в Россию продовольствия с 5 тысяч до 34 тысяч тонн. О качественном росте бразильского сельского хозяйства свидетельствуют данные о динамике использования в агропроизводстве тракторов - с 8372 в 1950 году до 820 673 в 2006 году. Значительно выросли за этот период и посевные площади, и пастбищные угодья. Если сравнить динамику роста поголовья скота, то с 1975 по 2014 года поголовье увеличено с 101 млн. голов по 211 млн. голов.

Г-н Буекас и Карлос Да Силва в своих выступлениях отметили: серьезный рост был обоснован рядом факторов и прежде всего серьезным государственным регулированием процессов модернизации и индустриализации сельского хозяйства. Во–первых, речь идет о развитии диверсифицированного сельского хозяйства, представленного семейными фермами и кооперативами, с одной стороны, и более крупными предприятиями с другой. Все это сопровождалось льготными кредитами и низкими тарифами. Частный сектор получил широкое распространение также за счет специальных программ государственной поддержки малых ферм и регулируемой государством процессом контрактации сельского хозяйства.

Согласно докладу г-на Буекаса холдингизация оказалась в Бразилии не столь эффективной и не получила серьезного развития. Что особенно на наш взгляд значимо - именно в Бразилии существует два министерства, курирующих и отвечающих перед Правительством за аграрную отрасль – это Министерство сельского хозяйства, занимающееся крупными предприятиями и Министерство сельского развития, оказывающее помощь в становлении малых семейных ферм.

Во–вторых, Бразильское чудо объясняются внедрением новых технологий. Именно с этой целью государство затратило значительные ресурсы на проведение исследовательской деятельности.

В своем коротком выступлении я попыталась сделать акцент именно на необходимости выстраивания в нашей стране диверсифицированной модели аграрной экономики, представленной различными по размеру и организационным формам предприятиями. Данная диверсификация и должна лечь в основу долгосрочной стратегии развития АПК, а следование ей должно четко контролироваться со стороны государства.

В этом случае госрегулирование в АПК должно идти параллельно по нескольким направлениям, таким как:

  • стимулирование развития семейных ферм;
  • стимулирование интеграции семейных ферм в потребительские кооперативы;
  • стимулирование крупных предприятий, переработчиков, агрохолдингов передавать этап первичного сельскохозяйственного производства семейным фермам на взаимовыгодных условиях (только выполняя социально-экономическую нагрузку, данную государством, они смогут получать господдержку);
  • фактическое ограничение максимально возможного размера земельного участка;
  • ограничение максимально возможного объема господдержки на одно предприятие;
  • создание государственного агентства по развитию малого бизнеса в АПК.

Что мы можем в результате получить?

  1. Снизится коррупционный фактор в экономике и появится здоровая конкуренция между крупным и малым, но интегрированным бизнесом;
  2. Увеличится объем сельскохозяйственного производства;
  3. Увеличится количество предприятий, работающих в сельском хозяйстве с одновременным ростом числа рабочих мест;
  4. Снизится риск неэффективного использования государственных ресурсов (яйца не в одной корзине);
  5. Снизится зависимость объемов производства от агрохолдингов, имеющих высокие финансовые, экологические риски, риски, связанные с управляемостью и эффективностью менеджмента и др.;

Обсуждаемые в рамках Гайдаровского форума темы, касающиеся тенденции мировой аграрной экономики, будем надеяться, смогут дать серьезную пищу для формирования стратегической модели отечественного сельского хозяйства. А принимая во внимание тот факт, что в марте этого года состоится заседание Госсовета при президенте РФ по вопросам развития малого и среднего предпринимательства, есть надежда на выстраивание аграрной политики согласно требованиям времени и с учетом международного опыта.

Ольга БАШМАЧНИКОВА – «Крестьянские ведомости»

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ

Количество просмотров этой страницы — 1499