Пора возвращать Гордеева в Москву. Комментарий.

25.12.2014 || Источник Крестьянские ВЕДОМОСТИ

В Торгово-промышленной Палате состоялись слушания аграрного комитета ТПП по вопросу импортозамещения. С умными сообщениями выступили Сергей Катырин – президент ТПП, Виктор Семенов – председатель комитета ТПП по агробизнесу, Константин Бабкин – председатель «Росагромаш», Аркадий Злочевский – президент Зернового союза, Андрей Даниленко – председатель союза производителей молока, Павел Грудинин – директор совхоза имени Ленина, Геннадий Горбунов - Председатель Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике Федерального собрания РФ. Остальные выступавшие были неинтересны, поскольку ограничились самоотчетами и не делали никаких умных выводов. Я хотел там выступить, но регламент не подразумевал дискуссии. Поэтому ниже делюсь своими соображениями.

Итак, какие высказывания заслуживали внимания?

  1. Импортозаменение (новый термин) есть состоявшийся факт. Ибо замещения не произошло. Один импорт поменяли на другой.
  2. Нет ни одного внятного документа с описанием стратегии импортозамещения.
  3. Нет ни одного документа с гарантиями сбыта того, что будет произведено сверх импорта.
  4. Нет ни одного документа с разъяснениями ситуации и планом действий на перспективу.
  5. Нет антикризисного плана развития АПК.
  6. Во власти нет антикризисных управленцев.
  7. Минсельхоз либо молчит, либо рапортует, что все хорошо. И то, и другое не соответствует реальной жизни. Семена, молодняк птицы и скот - за валюту, продажа удобрений остановлена, ГСМ дорожает, торговые сети распоясались, число рынков сокращается. «Ручное» сдерживание роста цен на продовольствие не выдерживает критики. Вот такова (вкратце) реальная жизнь.
  8. Введено фактическое ограничение экспорта зерна.
  9. Банки фактически перестали кредитовать АПК. 80 процентов аграрного бюджета уходит в банки на компенсацию процентной ставки.
  10. Гегемония и монополизм Росагролизинга должны быть разрушены, а бюджет распределен между конкурирующими компаниями. РСХБ также нуждается в больших переменах.

Все интересно. Все верно. Все по правде.

Сразу оговорюсь – я не намерен критиковать МСХ РФ и его руководство. Оно не само себя назначало, работает, как умеет, в тех условиях, которые ему заданы.

Речь об общественных организациях агробизнеса, которые создавались в 90-е годы, структурировались в «нулевые» вокруг МСХ и были призваны стать «нервной системой» АПК, которая передавала бы сигналы «снизу» в «мозг» отрасли/страны и обратно.

Сегодня явно наблюдается нездоровая ситуация, когда «мозг» либо не воспринимает сигналов «снизу», либо воспринимает, но выдает запоздалые и ошибочные команды. Либо, что еще менее понятно, воспринимает эти сигналы, как ложные. Примерно, как мочевой пузырь сигнализирует, что «пора», а ему следует команда попить кваску. Симптомы начались давно.

Весьма характерной была история с эмбарго на экспорт зерна 2010 года, решение о котором было принято за считанные часы без обсуждения с зерновиками и даже с МСХ. Уже через месяц руководству страны сумели разъяснить, что совершена ошибка и сельское хозяйство несет колоссальные убытки. Однако эмбарго продолжалось еще некоторое время, и никто не только не извинился перед аграрниками, но и не предложил им хоть малую компенсацию за ущерб.

В отмене эмбарго 2010 года общественные организации сыграли главную роль – это факт. И это можно было бы назвать победой, если бы они пошли дальше.

Дальше следовало подсчитать все прямые и непрямые убытки от «неудачного» административного решения и вчинить иск Правительству РФ. Да, был бы скандал. Был бы, возможно, и суд, который, скорее всего, ни к чему бы не привел. Но это был бы прецедент, на основе которого можно было требовать закона, по которому эмбарго вводится только при наступлении чрезвычайных обстоятельств. Например, войны или природных катаклизмов. В остальных случаях вольного администрирования извольте заплатить неустойку. В США, после убытков американских фермеров от введения продовольственного эмбарго против СССР (Афганистан/Олимпиада-80) такой закон был принят и действует до сих пор. На том давнем эмбарго сильно «поднялись» Бразилия и Аргентина, быстро организовав «импортозамещение» в СССР, став жесткими конкурентами американским фермерам.

Я часто спрашивал – почему крупные производители зерна не пошли дальше в 2010 году? «Не хотели ссориться» - был ответ. Тот же вопрос задавали читатели «Крестьянских ведомостей» в письме Президенту РФ в 2013 году. «Правительство обещало, что больше ни-ни», - ответили им из МСХ.

И вот 2014 год. Опять. Формально эмбарго на экспорт зерна нет, а фактически уже есть.

Почему? Потому, что нет плана антикризисных действий. И нет точного представления о последствиях случайных решений для агробизнеса.

Почему нет? Потому что – надо отдавать себе отчет – в правительственных структурах его некому написать. А если он будет написан извне – некому осознать и принять решение. Вот этому есть точные причины.

Мы можем сколь угодно иронизировать над СССР, но то, что там была кадровая политика, вряд ли кто возьмется спорить. Ты не мог стать министром, если до того не был станочником, мастером, начальником участка, смены, не имел общественных нагрузок, не был на выборных должностях, не работал в райкоме, обкоме, не учился в ВУЗе и партийной школе, не служил в армии и т.д. и т.п. по всем пунктам. То есть, кроме профессии, кандидат должен был знать жизнь во всем ее многообразии: от мата в курилке до научных конференций, от ремонта детского сада до строительства и пуска завода. Конечно, это не совсем защищало и от дураков и мерзавцев, но кадровый фильтр был все же мощный.

Слом кадровой системы СССР произошел в начале 90-х когда в правительственные кабинеты пришли младшие научные сотрудники прямо с митингов. Причем сразу на первые роли, минуя всю лестницу профессиональной подготовки. Омоложение и ротация кадров – вещь полезная, но если она не проходит одномоментно и перманентно. Когда революционно, да еще несколько раз подряд, нарушается традиция управления отраслью, начинается разрыв между отраслью и «мозгом». А это кризис непонимания, приводящий к вполне реальным убыткам.

То, что мы имеем сейчас в АПК, прежде всего кризис непонимания.

Мне приходилось бывать в минсельхозах всех ведущих продовольственных держав (кроме Латинской Америки). И один из обязательных вопросов, которые я задавал, был вопрос о смене власти. Так вот ответ был всегда один: когда приходят «политназначенцы» (министр и два-три заместителя), «профессионалы» остаются на месте. Профессионалы – это руководство департаментов с аппаратом. Закона такого нет нигде, но людей с колоссальным опытом и личными связями «в регионах» ценят и берегут. И меняют их настолько редко, что мои знакомые «министерские» работали и работают после трех-четырех выборов президентов в их странах. Они не просто аккуратные исполнители, но и эксперты высокого уровня. Как правило, их глубокие корни в фермерских хозяйствах, в переработке, в агробизнесе или в обслуживающих структурах.

И когда на обсуждении в ТПП зашел разговор о «непонимании», об отсутствии «кризисного менеджмента», я вспомнил как раз о тех профессионалах, о которых говорил чуть раньше. И пришел к мысли, что в нынешних условиях, когда требуется самый короткий путь от идеи до принятия решения, нужно ввести две должности: помощника (или советника) Президента РФ по вопросам аграрного развития и вице-премьера по АПК. Первый будет держать Президента «в тонусе» и комментировать сказки «котов-баюнов», что у нас всего «ну просто завались». Второй нужен для реального руководства и координации.

Я вполне лояльно отношусь к вице-премьеру Аркадию Дворковичу, считаю его профессионалом и хорошим экономистом, но у него, кроме АПК, слишком много забот. А село, особенно теперь, требует отдельного куратора с самыми широкими знаниями, авторитетом и полномочиями. Способного не только управлять в кризисной ситуации, но и повести за собой отрасль.

Пусть простит меня губернатор Воронежской области Алексей Гордеев, но говорю я именно о нем. И воронежцы пусть тоже не обижаются. Надо!

Напомню, за неполное десятилетие его руководства АПК России приобрел кредитно-финансовую систему, вышел на мировые рынки зерна, заявил о себе на международных форумах, включая возвращение в ФАО, вошел в состав приоритетных национальных проектов, обеспечил население свининой и птицей. Впервые со Столыпинской реформы рядовые крестьяне получили кредиты от государства. Как вы понимаете, без глобальных институциональных изменений отрасли такие результаты были бы невозможны. И более последовательного, уверенного в своей правоте противника импорта и ВТО на тот момент, наверное, в правительстве и не было.

АПК сейчас как «броненосец в потемках». Чтобы не посадить его на мель и рифы, нужны быстрые решения профессионала, который знает фарватер и которому верит команда.

Игорь АБАКУМОВ – «Крестьянские ведомости»

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ

Количество просмотров этой страницы — 888