Комментарий. Что же нам ответили в Минсельхозе России.

27.02.2014 || Источник "Крестьянские ВЕДОМОСТИ"

Вчера на AgroNews опубликован последний вариант ответа российского аграрного ведомства на обращение участников нашей акции «Подпиши письмо Путину» (напомним, в нем были сформулированы десять конкретных предложений по экономическому оздоровлению аграрной отрасли). Некоторые комментарии к этому документу дает д. э. н. Давид Беркович Эпштейн.

1. Ответ МСХ (далее Ответ) начинается с того, что вносятся определенные уточнения в оценку величины государственной поддержки сельского хозяйства, которая давалась в Письме Президенту (далее – Письмо). По оценке Письма это было180 млрд руб., или 1565 руб./га пашни, а из ответа следует, что вместе с региональными бюджетами в 2013 году это было 238,13 млрд руб., или 2731,65 руб./га посевной площади с учетом чистых паров. Расчет в Письме был сделан на га пашни, не обрабатывать которую России никак не пристало. Если пересчитать поддержку величиной 238,13 млрд руб. на га пашни, то получится лишь 2071 руб./га.

Но дело, конечно, совсем не в том, чьи расчеты на гектар ближе к истине, а в том, что и 2,1 тыс руб./га, и 2,7 тыс. руб. на га во много раз меньше той суммы поддержки, которую получают сельхозтоваропроизводители ЕС и США (порядка 500 евро на га), что ставит российских производителей в заведомо неравные условия конкуренции. На это и обращали внимание фермеры.

2. В своем Письме фермеры ставили вопрос о том, что, исходя из принципа равных условий для конкуренции, «Необходимо довести к 2020 году уровень субсидирования в совокупности до уровня ЕС в расчете на гектар, то есть, до 500 евро».

В Ответе же им сообщается, что сегодня средние затраты на проведение агротехнических работ составляют 11000 рублей, поэтому «…увеличение уровня государственной поддержки до 500 евро (около 22 тыс. руб.) на гектар приведет к тому, что на компенсацию понесенных производителей затрат будут выделяться средства, превышающие их размер».

Но ведь в Письме речь шла, во-первых, об уровне субсидирования в совокупности(!), а не только в растениеводстве, а во-вторых, речь шла о достижении этой суммы к 2020 году. Учитывая не только, так называемый «средний уровень инфляции», а реальные затраты производителей, которые растут на 10 - 15% в год из-за роста цен на ГСМ, электроэнергию и другие средства производства, не исключено, что они к 2020 году превысят эти 500 евро.

Но давайте прикинем, каковы затраты, например, на 1 га пшеницы в Германии и сравним их с нашими. Начнем с цен.

Стоимость 1 тонны пшеницы в Германии составляет, видимо, порядка 200 евро, или 8800 руб. (пусть, как в Ответе МСХ, 1 евро – это 44 руб.), а с гектара немецкие фермеры собирают 7 - 8 тонн пшеницы, то есть их выручка составляет 61600 – 70400 руб./га. Примем для расчета, что рентабельность пшеницы составляет 25% (точные данные найти не просто). Тогда затраты на га пшеницы получаются равными 49280 - 56320 тыс. руб. руб./га., что в четыре – пять раз лишним раза превышает среднероссийские затраты.

Почему же затраты на га в Германии в несколько раз выше среднероссийских? Во-первых, потому что зарплата работников в сельском хозяйстве Германии превышает 2,5 тыс. евро, то есть, больше 110 тыс. руб., а в России пока еще ниже 15 тыс. руб.

Во-вторых, потому что в Германии вносится на гектар пашни около 200 кг удобрений, а в России около 30.

В-третьих, потому что в Германии используется значительно больше техники и она лучшего качества, а поэтому и более дорогая. И т.д.

Но все это – конкурентные преимущества Германии. Благодаря более высоким затратам, то есть большей интенсивности производства, немецкие производители получают намного более высокие результаты, в том числе и благодаря намного более высокой поддержке государства.

Поэтому, если бы господдержка сельского хозяйства в России позволяла, то и затраты и выход продукции начали бы в России быстро расти. Тогда можно было бы говорить о равных условиях конкуренции.

А сегодня говорить, что столь большая поддержка, как в ЕС, вам не положена, поскольку она превышает ваши затраты, это звучит как насмешка над производителями, вынужденными укладываться в нищенское финансирование.

3. Очень грустно читать в Ответе МСХ упрек, что, дескать, фермеры ЕС платят налогов с га 100 евро, а российские фермеры только 400 руб. Грустно потому, что задача господдержки в России совсем не в том, чтобы увеличивать поступления в бюджет от сельского хозяйства, а в том, чтобы помочь ему достичь уровня развитых стран по производительности труда и эффективности производства.

Но и сама приведенная в ответе цифра вызывает сомнения. Российский производитель зерна, при урожае 2 тонны и цене 7000 руб за тонну (2012 год) платит НДС 637 руб./га.

В крупных и средних сельхозорганизациях трудится 1,5 млн человек. При средней зарплате 14 тыс. руб./месяц это составляет в год 252 млрд руб., с которых было отчислено 13% налога на доходы физических лиц. Это составляет 32,8 млрд руб.

На зарплату было начислено, видимо, порядка 25% отчислений в фонды социального страхования. Это еще 63 млрд руб. Только эти две суммы дают вместе 95,8 млрд руб.

При посевной площади 52 млн га эти налоги составляют 1843 руб./га, или 42 евро/га. А ведь есть еще и налог на имущество, земельный налог и т. д.

В сумме по крупным и средним сельхозорганизациям набежит налогов на 110-120 млрд руб., то есть, 2100 - 2300 руб./га (или 50 евро/га), а никак не 400 руб./га. То есть, авторы из МСХ ошиблись более чем в 5 раз!

Даже если пересчитать налоги не на посевные площади, а на сельхозугодья, которых у ВСЕХ (!), а не только у средних и крупных сельхозорганизаций, 120 млн га, то получается все же по 800 руб./га.

Но вы, коллеги из МСХ, сначала помогите производителям освоить заброшенные десятки миллионов гектар, заброшенные из-за недостатка спроса на сельхозпродукцию и мизерности государственной поддержки, а потом уж пересчитывайте на все сельхозугодия.

Но хвастаться российским производителям высокими налогами на гектар неправильно. Имея выручку в 3,5 - 4 раза меньше европейских производителей, они вынуждены платить с га лишь в два раза меньше налогов, чем в ЕС.

4. В Письме речь шла об увеличении погектарной поддержки, которая сейчас составляет в среднем 200 руб./га (это в Ответе признается), до 85 евро на гектар посевов, но отнюдь не за счет кардинального сокращения поддержки по другим направлениям. И вот на это вполне конкретное требование Ответ содержит странную мысль о том, что «в случае увеличения размера несвязанной поддержки до 1,5 тыс. руб на га, к сельхозтоваропроизводителям будут предъявляться дополнительные требования, связанные с отраслевыми рисками и предусматривающие развитие отраслей животноводства».

Что такое «дополнительные требования, связанные с отраслевыми рисками», из текста Ответа не очень понятно, но, видимо, предполагается повысить требования к обязательному страхованию посевов, которое придется финансировать из тех же 1,5 тыс. руб. на гектар. То есть, одной рукой дадим, а другой тут же и отберем?!

При этом компенсировать страхующие организации не могут более, чем на 70% потерь. А как быть с остальными 30%? Ведь затраты-то были произведены, и они составляют не 70% от выручки, а 85 - 90% (при нашей рентабельности сельского хозяйства).

Кстати говоря, повышение гарантий от неблагоприятных погодных условий требует не только и не столько увеличения страхования, а, прежде всего, определенных агротехнических и биотехнологических мер, которые должны быть предложены аграрной наукой. Эти меры, скорее всего, потребуют серьезных дополнительных затрат, на компенсацию которых также было бы целесообразно направить поддержку государства, а не пугать производителей «дополнительными требованиями, связанными с отраслевыми рисками».

«Дополнительные требования по развитию отраслей животноводства» означают, видимо, что сумма поддержки будет обусловлена дополнительными требованиями по интенсивности животноводства и, соответственно, частично будет рассматриваться как поддержка животноводства. Между тем, в Письме фермеры разделяли поддержку растениеводства и поддержку животноводства, предлагая «Ввести субсидии на голову скота и птицы, позволяющие нашим сельхозпроизводителям уже сегодня конкурировать с импортируемыми продуктами животноводства». Это не случайно, так как уже сейчас немалое число производителей занимается или растениеводством, или животноводством, и это, кстати, говоря, характерно для сельского хозяйства ЕС и США. Рост специализации будет усиливаться и далее. Смешение субсидий на растениеводство и животноводство ставит хозяйства разной степени специализации в неравные условия и способствует субъективизму в распределении субсидий.

5. В письме фермеры ставили вопрос о том, что «субсидии должны поступать сельхозпроизводителям не позднее 1 октября для осенних работ и не позднее 1 февраля – для проведения весеннего сева». В Ответе говорится, что в результате передачи территориальным органам Федерального казначейства полномочий Минсельхоза как получателя средств федерального бюджета, субсидии будут доводиться до производителей в феврале. Хорошо, если эта мера даст значимый эффект, значит, фермеры не зря писали. Посмотрим.

6. В Письме фермеров содержалась просьба «Исключить из стоимости горюче-смазочных материалов и топлива для сельхозмашин все налоги и акцизы, в том числе, отчисления в федеральный и региональные дорожные фонды как необоснованные. Указанные сельхозмашины (трактора, комбайны) используются в производстве сельхозпродукции на землях сельхозназначения и не предназначены для использования на автомобильных дорогах».

В Ответе сообщается, что этот вопрос, в соответствии с Положением о Минсельхозе, не входит в компетенцию МСХ. На наш взгляд, это отписка.

МСХ как орган, отвечающий за состояние сельского хозяйства, если позиция фермеров правильна, может обратиться в Правительство и Государственную Думу с предложениями об изменении статус-кво. И тогда ответ содержал бы указание на то, что МСХ направил свои предложения по этому вопросу по соответствующим адресам.

7. В Письме фермеров содержалась просьба «обеспечить государственное софинансирование закупаемых сельхозпроизводителями техники и технологий на уровне 50%» как меру, направленную на ускоренное обновление парка сельхозтехники. Это очень важное предложение, так как финансирование приобретения техники лишь за счет прибыли сельскохозяйственных производителей и льготных кредитов в условиях диспаритета цен и крайне низкой рентабельности ведет к опережающему росту задолженности и последующему банкротству производителей, что и имеет место.

В Ответе сообщается, что в Минсельхозе ведется разработка механизмов новых видов поддержки приобретения техники и инновационных технологий, и в случае принятия решений о выделении средств федерального бюджета будут внесены соответствующие изменения в систему мер поддержки.

Тем самым подтверждается, что и в этом вопросе фермеры идут по правильному пути, но какова позиция МСХ, о каких параметрах поддержки Министерство ставит вопрос – в ответе не сообщается. Жаль, так как прозрачность в таких вопросах помогает добиваться оптимальных решений.

8. В Письме фермеры ставили вопрос о том, чтобы «Обеспечить в периоды перепроизводства зерна (при падении его рентабельности ниже 10%) с помощью доплат к рыночным ценам государственные гарантии рентабельности от продаж зерна на уровне не ниже 30% (с учетом погектарных субсидий)», так как долгие годы рентабельность зерна не превышала 10 - 12%, причем с субсидиями, что делает его производство невыгодным и ведет к большим колебаниям, низкой урожайности и т.д. Именно с помощью механизма гарантированных цен и гарантий сбыта ЕС сумел поднять производство зерна и даже стать экспортером.

В ответе говорится о том, что эта мера, согласно статье 5 «Соглашения о единых правилах государственной поддержки сельского хозяйств» от 9 декабря 2010 года между Беларусью, Казахстаном и РФ относится к мерам, «в наибольшей степени оказывающим искажающее воздействие на торговлю государств сельскохозяйственными товарами», которые запрещены.

Если посмотреть статью 5 данного соглашения (хотя она написана чудовищным языком и, вероятно, является плохим переводом соответствующего соглашения ВТО), то становится ясно, что она относится к субсидированию экспорта и компенсации потерь от импорта по более низким ценам.

Это ясно и из приведенного в качестве приложения 4 к Соглашению «Иллюстративного перечня».

Но предложенная в Письме мера прямого отношения ни к экспорту, ни к импорту не имеет. По сути дела, предлагаемая мера – это компенсация потерь дохода производителей зерна, она не направлена на подержание или искажение цен, она лишь рассчитывается с использованием фактических внутренних цен. Эта мера относится к мерам, оказывающим искажающее влияние на торговлю, но она не запрещена. В совокупности, такие меры могут составлять (по Соглашению) до 10% от валовой стоимости товарной сельскохозяйственной продукции.

Эта мера, или другая мера, обеспечивающая для производителей зерна минимально необходимый уровень рентабельности без повышения рыночных цен, сыграла бы важную роль в наращивании производства и развитии животноводства.

9. В письме фермеры ставили вопрос о выплате субсидии «в размере 5 рублей на кг сданного молока высшего и первого сорта всем производителям включая ЛПХ, без дифференциации и дополнительных условий».

Это предложение было вызвано тем, что рентабельность производства молока низкая, она составляет в среднем лишь 12% (для сельхозорганизаций), чего недостаточно для обновления технической и племенной базы молочного производства.

Кстати говоря, реализуемое в процессе молочного производства мясо бычков, как правило, приносит большие убытки, которые еще больше снижают рентабельность молочного производства. Так, в сумме все сельхозорганизации получили от реализации молока в 2012 году около 18 млрд руб. прибыли и почти столько же убытка от реализации КРС.

Из-за этого, в частности, белорусские производители оказываются на российском рынке более конкурентоспособными. Если мы хотим добиться продовольственной независимости, то мы должны помочь нашим производителям стать конкурентоспособными. Предложение отказаться от жесткого требования сдачи молока высшего сорта обусловлено тем, что молоко первого сорта находит сбыт и является качественным, пригодным для переработки, а повышение сортности требует дополнительных капиталовложений и больших объемов сдачи, что ставит в заведомо невыгодное положение производителей относительно небольших количеств.

Ответа на это предложение по существу нет, и по некоторым публикациям видно, что МСХ по-прежнему занимает позицию, игнорирующую вполне обоснованные требования производителей.

В Ответе констатируется, что в соответствии с существующим порядком в среднем выплачено на 1 литр молока 0,94 рубля, а также то, что субсидии ЛПХ не предусмотрены, так как отсутствует нормативная база для подтверждения объемов производства, продаж и величины затрат.

Указанная величина субсидий (0,94 руб./литр), по сути дела, и формирует прибыль от молока, которая в 2012 году составляла 1,5 руб./литр. О том, что эта прибыль явно недостаточна для технического обновления, свидетельствует негативная динамика в развитии молочного производства. Субсидии в 5 рублей повысили бы рентабельность до уровня примерно 40% без учета потерь от убыточного мяса КРС и примерно 30% с учетом убытка от реализации КРС. А это как раз та рентабельность, которая является необходимой для расширенного воспроизводства по многим оценкам.

Что касается субсидий на молоко ЛПХ, то, видимо, не представляет большого труда получать достоверную информацию о сдаче молока от ЛПХ на молокоперерабатывающие предприятия и о полученных за это молоко суммах. На этой основе вполне можно было бы субсидировать производителей товарного молока в ЛПХ.

10. В Письме было предложено «Определять льготную цену для выкупа арендуемой сельскохозяйственными товаропроизводителями земли не от кадастровой стоимости, если она превышает рыночную, а от рыночной. (В настоящее время льготная цена для выкупа арендуемых земель вне пределов населенных пунктов определяется в размере 15% от кадастровой стоимости. Но эта кадастровая стоимость земли во многих регионах, за исключением пригородной зоны, в несколько раз превышает реальную рыночную стоимость. Получается не льготная, а, наоборот, завышенная цена).

Здесь Ответ вновь ссылается на то, что оборот земель сельхозназначения регулируется соответствующим Законом (ФЗ-101 «Об обороте земель сельхозназначения»). Странный получается, по сути дела, ответ: фермеры пишут – существующий порядок не справедлив, его надо менять в таком-то направлении…, а в ответ получают - существующий порядок установлен таким-то законом. Так фермеры и не сомневались, что имеет место какой-то закон или действующее постановление. Они не обвиняли местные власти в беззаконии, они просили об изменении сегодняшнего порядка.

Если бы после этого г-н М. В Лосев, подписавший Ответ МСХ, написал, что мы согласны с вами, поэтому выработали предложения по новому порядку выкупа арендуемой сельхозпроизводителями земли (см. приложение такое-то), то фермеры поняли бы, что работники МСХ разобрались в проблеме и начали помогать тем, кому они обязаны помогать по своему статусу.

Иной вариант, если бы в Ответе было убедительно показано, что существующий порядок объективно обоснован тем-то и тем-то, то фермеры поняли бы, что работники МСХ хорошо разбираются в данной проблеме и способны объяснить фермерам, если они не правы, в чем их неправота. А при данном ответе на вопрос о выкупе арендуемой земли фермеры, видимо, сделают вывод, что в МСХ есть работники, которые просто не хотят разбираться в их проблемах.

В целом, Ответ МСХ, несмотря на доминирующую ноту «не» («не положено по действующим правилам»), все же представляет собой попытку ответить на запросы производителей.

Как сообщил И. Б. Абакумов, «производственников (всех видов) МСХ обязуется привлекать к обсуждению любых вопросов, которые проходят через МСХ». Будем надеяться, что этот диалог даст существенные положительные результаты. А сельхозпроизводители не должны, по-моему, останавливаться в своих попытках достучаться со своими проблемами до руководства на всех уровнях.

Более того, они могут и должны ставить вопрос о том, что в социальном государстве без согласия их представителей ни один законодательный акт, ни одно постановление, затрагивающее их интересы, не должно приниматься. И должен быть создан институт, обеспечивающий избрание таких представителей из числа самих производителей сельскохозяйственной продукции.

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ

Количество просмотров этой страницы — 1463